Глутаматная эксайтотоксичность при рассеянном склерозе

A. A. Ryazantseva1, V. M. Alifirova1, S. A. Ivanova2, A. S. Boyko2, N. M. Krotenko1
1ГБОУ ВПО «Сибирский государственный медицинский университет» Минздрава России, Россия; 2ФГБУ «Научно-исследовательский институт психического здоровья» Сибирского отделения РАМН (Томск), Россия

Аннотация


Проведен сравнительный анализ уровня нейроактивной аминокислоты глутамата в сыворотке крови у 17 практически здоровых лиц и у 63 пациентов с рассеянным склерозом (РС) в зависимости от типа течения, стадии, длительности заболевания и инвалидизации. Уровень глутамата оказался достоверно выше у больных РС (16,47±4,37 нмоль/мкл) в сравнении со здоровыми лицами (11,31±3,08 нмоль/мкл). При ремиттирующем типе РС он был увеличен на 43,4 %, при вторично-прогрессирующем – на 45,3 %, при первично-прогрессирующем – на 66,3%. При экзацербации заболевания концентрация глутамата достигала максимальных значений (18,44±3,44 нмоль/мкл) в сравнении с ремиссией (15,12±3,97 нмоль/мкл). Достоверных изменений уровня глутамата в зависимости от длительности заболевания и степени выраженности инвалидизации выявлено не было. Полученные результаты могут быть использованы как один из дополнительных диагностических критериев для определения стадии заболевания, а контроль над уровнем глутамата может стать новой терапевтической мишенью при РС.

Ключевые слова

рассеянный склероз; глутамат; эксайтотоксичность

Полный текст:

PDF

Литература

Бархатова В.П., Пантелеева Е.А., Алферова В.П. и др. Нейротрансмиттерные механизмы двигательных нарушений при рассеянном склерозе. Журн. неврол. и психиатрии им. С.С. Корсакова 2007; 2: 43–48.

Бойко А.Н., Столяров И.Д., Сидоренко Т.В. и др. Патогенетическое лечение рассеянного склероза: настоящее и будущее. Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова 2009; 2: 90–99.

Гусев Е.И., Завалишин И.А., Бойко А.Н. Рассеянный склероз. М.: Реал Тайм, 2011.

Демакова Е.В. Изучение уровня нейротрансмиттеров в сыворотке крови у больных рассеянным склерозом. Объединенный научный журн. 2001; 20: 28–32.

Завалишин И. А., Захарова М. Н. Рассеянный склероз: основные аспекты патогенеза. В кн: Е.И. Гусев, И.А. Завалишин, А.Н. Бойко (ред.). Рассеянный склероз и другие демиелинизирующие заболевания. М.: Миклош, 2004: 60–74.

Иванова Е.М., Барабанова М.А., Музлаев Г.Г. и др. Аминокислоты в сыворотке крови у больных рассеянным склерозом. Журн. неврол. и психиатрии им. C.C. Корсакова 2012; 6: 50–54.

Кротенко Н.М., Алифирова В.М., Рязанцева А.А. и др. Молекулы средней массы и антитела к нативной и денатурированной ДНК у пациентов при различных типах течения рассеянного склероза. Фундаментальные исследования 2012; 5: 305–310.

Кротенко Н.В., Смирнова Л.П., Кротенко Н.М. и др. Окислительный стресс у пациентов с ремиттирующей и вторично-прогредиентной формами рассеянного склероза. Неврол. журн. 2010; 6: 26–29.

Шмидт Т.Е., Яхно Н.Н. Рассеянный склероз. М.: Медицина, 2010.

Bush W.S., DeJager P.L., Dudek S.M. et al. A knowledge-driven interaction analysis reveals potential neurodegenerative mechanism of multiple sclerosis susceptibility. Genes Immun. 2011; 12: 335–340.

Callier S., Barcellos L.F., Baranzini S.E. et al. Osteopontin polymorphisms and disease course in multiple sclerosis. Genes Immun. 2008; 4: 312–315.

Corthals A.P. Multiple sclerosis is not a disease of the immune system. Quart. Rev. Biol. 2011; 86: 287–321.

Groom A.J., Smith T., Turski L. Multiple sclerosis and glutamate. Ann. NY Acad. Sci. 2003; 993: 229–275.

Hughes S., Spelman T., Trojano M. et al. The Kurtzke EDSS rank stability increases 4 years after the onset of multiple sclerosis: results from the MSBase Registry. J. Neurol. Neurosurg. Psychiatry 2012; 83: 305–310.

Kurtzke J.F. The diagnosis of multiple sclerosis (ed. C.M. Poser). NY: Thieme-Stratton, 1984: 3–13.

McDonald W., Compston A., Edan G. et al. Recommended Diagnostic Criteria for Multiple sclerosis: Guidelines from the International Panel on the Diagnosis of Multiple Sclerosis. Ann. Neurol. 2010; 50: 121–127.

Pin J.P. The metabotropic glutamate receptors: structure and functions. Neuropharmacology 2005; 34: 1–26.

Popratiloff A., Weinberg R. AMPA receptor subunits underlying terminals of fine-caliber primary afferent fibers. J. Neurosci. 2006; 16: 3363–3372.

Sarchielli P., Greco L., Floridi A. et al. Excitatory amino acids and multiple sclerosis: evidence from cerebrospinal fluid. Arch. Neurol. 2003; 60: 8: 1082–1088.

Tovar K.R., Westbrook G.L. Mobile NMDA receptors at hippocampal synapses. Neuron 2002; 34: 255–264.