Rehabilitation of young children with movement disorders and epilepsy: rational approach and efficacy

Cover Page

Abstract

Introduction. Epilepsy is one of the most common chronic nervous system disorders. Epilepsy in a child requiring physical, psychological and speech therapy significantly reduces its scope and decreases the likelihood of recovery.

The aim of the study was to assess the efficacy and safety of a rehabilitation programme for young children with movement disorders and concomitant epilepsy.

Materials and methods. Simple randomization was used to divide 123 children aged 9–24 months into four groups: three main groups and one comparison group. Patients in group 1 received traditional massage, excluding the cervical region, as their rehabilitation. Patients in group 2 received kinesiotherapy (Vojta therapy) in addition to traditional massage. Children in group 3 participated in a comprehensive programme, including traditional massage and kinesiotherapy (Vojta therapy). Children in the control group did not receive rehabilitation.

Results. A statistically significant improvement in the psychomotor development parameters was observed after a course of medical rehabilitation. It was more significant when the epileptic focus was localized in the right hemisphere or the patient had generalized epilepsy. The outcome was less favourable in multifocal epilepsy and when the epileptic focus was present on the convex surface of the left hemisphere. The third group noted a statistically significant improvement in the GMFCS scores by the end of the comprehensive rehabilitation course. There were no epileptic seizures seen on repeat EEG recordings during the medical rehabilitation and one month after its completion.

Conclusion. A comprehensive approach to planning a course of rehabilitation ensures its efficacy. The location of the epileptic focus and the distribution of epileptic activity along the convex surface of the brain determines the outcome of medical rehabilitation. An increased epileptiform activity index on EEG without signs of clinical deterioration requires more careful patient monitoring but, nevertheless, is not a reason to completely cancel rehabilitation measures.

Full Text

Введение

Эпилепсия является одним из наиболее часто встречающихся хронических заболеваний нервной системы. Частота эпилепсии в детской популяции составляет 0,50–0,75%, а частота фебрильных судорог доходит до 5%. Наличие эпилепсии у ребёнка, нуждающегося в двигательной и психоречевой реабилитации, существенно ограничивает её возможности и ухудшает прогноз восстановления функций. Причиной тому служит вероятность дестабилизации эпилептического процесса за счёт активации эпилептогенеза под воздействием реабилитационных факторов [1].

Правильная реабилитационная тактика в случае пациента, страдающего эпилепсией, крайне важна. В работе с такими пациентами врачу приходится постоянно балансировать между возможностью восстановления (или становления, абилитации) ментальных и двигательных функций и вероятностью спровоцировать экзацербацию эпилептического процесса и тем самым крайне ограничить ребёнка в ресурсах дальнейшей реабилитации, и, кроме того, потерять для реабилитации время, потраченное на достижение очередной ремиссии эпилепсии [2]. Всё это делает ещё более взаимосвязанными необходимость достижения ремиссии (или неухудшения) эпилептического процесса и проведение эффективной медицинской реабилитации (МР).

По мнению Т.Т. Батышевой и соавт., физические методы лечения подбирают пациенту в зависимости от его возраста, ведущего патологического симптома в двигательной сфере, степени двигательных нарушений, наличия осложнений основного патологического состояния (например, вторичных деформаций скелета) и наличия сопутствующих заболеваний (например, врождённого порока сердца или гемофилии) [3].

Однако проявления эпилептического процесса на фоне органического поражения головного мозга отличаются и большей ригидностью к терапии, и большей реактивностью на воздействие внешних факторов, что требует особенно обоснованного подхода к применению тех или иных факторов в реабилитационном лечении данной категории пациентов [4, 5].

В современной эпилептологии диагноз эпилепсии является клинико-электро-нейровизуализационным. Кроме диагностики форм эпилепсии, ЭЭГ позволяет отследить динамику пароксизмальных проявлений на фоне лечения [6].

Цель исследования — оценка эффективности и безопасности комплекса реабилитационного лечения детей раннего возраста с нарушениями двигательных функций, страдающих эпилепсией.

Материалы и методы

Работа выполнена в ГБУЗ «Научно-практический центр специализированной помощи детям им. В.Ф. Войно-Ясенецкого Департамента здравоохранения г. Москвы». В исследование были включены 123 пациента в возрасте 9–24 мес, средний возраст составил 13,8 ± 4,86 мес (Me = 12,00 [10, 00; 14, 00] мес; SD = 0,44). Мальчиков было 66 (53,7%), девочек — 57 (46,3%).

Все пациенты были разделены на 4 группы: 3 основные (1–3-я группы) и группу сравнения (4-я группа), однородные по возрасту (табл. 1).

 

Таблица 1. Распределение пациентов исследуемых групп по возрасту (мес) и полу / Table 1. Patient distribution in the study groups according to age (months) and gender

Группа

Group

Пол

Gender

n

Минимум

Minimum

Максимум

Maximum

М ± m

SD

Me [Q1; Q3]

1 (n = 31)

Мальчики

Boys

18

9

24

13,28 ± 1,13

4,81

12,00 [10, 00; 13, 25]

Девочки

Girls

13

9

24

12,46 ± 1,19

4,29

12,00 [10, 00; 13, 00]

2 (n = 32)

Мальчики

Boys

20

9

24

14,00 ± 1,08

4,83

12,00 [10, 00; 16, 25]

Девочки

Girls

12

9

24

14,75 ± 1,60

5,54

13,50 [9, 25; 19, 25]

3 (n = 31)

Мальчики

Boys

14

9

24

14,57 ± 1,49

5,57

12,50 [10, 00; 19, 50]

Девочки

Girls

17

9

24

12,24 ± 1,13

4,67

11,00 [9, 00; 12, 00]

4 (n = 29)

Мальчики

Boys

14

9

24

13,50 ± 1,03

3,86

13,00 [11, 50; 14, 00]

Девочки

Girls

15

10

24

15,93 ± 1,36

5,27

14,00 [10, 00; 20, 00]

 

В исследование включены пациенты, страдающие двигательными нарушениями перинатальной природы (спастическими тетра- и гемипарезами, гипотонически-астатическим синдромом), с эпилепсией. Критериями исключения были последствия тяжелых черепно-мозговых травм и нейроинфекций, врождённые пороки развития головного мозга с выраженным неврологическим дефицитом, прогрессирующие нервно-мышечные заболевания. Группы были сопоставимы по количеству пациентов и возрасту.

Пациенты 1-й группы в качестве МР получали ежедневно классический массаж — 15 сеансов по 25–30 мин, 3 курса с интервалом 3 мес. У пациентов 2-й группы применялась кинезотерапия по методу В. Войта по 15 сеансов ежедневно, 30 мин, 3 курса с интервалом 3 мес. Дети 3-й группы получали комплексное лечение, включающее и классический массаж, и кинезотерапию по методу В. Войта. Дети контрольной группы восстановительного лечения не получали.

Всем пациентам перед началом курса МР и по его окончании проводился видео-ЭЭГ-мониторинг на аппарате «Nicolet EEG-LTM» («Nicolet Biomedical») с использованием стандартной схемы отведения биопотенциалов 10-20. Длительность исследования и время проведения (дневное, ночное) определялось лечащим врачом, исходя из частоты приступов, их типа и возраста пациента. Определяли локализацию очага эпилептиформной активности, её распределение по конвекситальной поверхности больших полушарий и индекс эпилептиформной активности — долю эпилептических феноменов в паттерне ЭЭГ (табл. 2).

 

Таблица 2. Распределение пациентов по локализации эпилептического очага / Table 2. Patient distribution according to the location of epileptic focus

Группа

Group

Локализация

Location

Диагноз

Diagnosis

n

%

1 (n = 31)

Мультифокальная форма

Multifocal form

Симптоматическая

Symptomatic

3

9,7%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

Левополушарная локализация

Left hemisphere

Симптоматическая

Symptomatic

8

25,8%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

Правополушарная локализация

Right hemisphere

Симптоматическая

Symptomatic

10

32,2%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

Генерализованная форма

Generalized form

Симптоматическая

Symptomatic

2

6,4%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

8

25,8%

2 (n = 32)

Мультифокальная форма

Multifocal form

Симптоматическая

Symptomatic

4

12,5%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

1

3,2%

Левополушарная локализация

Left hemisphere

Симптоматическая

Symptomatic

9

28,1%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

Правополушарная локализация

Right hemisphere

Симптоматическая

Symptomatic

4

12,5%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

Генерализованная форма

Generalized form

Симптоматическая

Symptomatic

14

43,7%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

3 (n = 31)

Мультифокальная форма

Multifocal form

Симптоматическая

Symptomatic

2

6,4%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

Левополушарная локализация

Left hemisphere

Симптоматическая

Symptomatic

7

22,6%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

Правополушарная локализация

Right hemisphere

Симптоматическая

Symptomatic

5

16,1%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

4

12,9%

Генерализованная форма

Generalized form

Симптоматическая

Symptomatic

13

41,9%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

4 (n = 29)

Мультифокальная форма

Multifocal form

Симптоматическая

Symptomatic

3

10,3%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

Левополушарная локализация

Left hemisphere

Симптоматическая

Symptomatic

6

20,7%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

Правополушарная локализация

Right hemisphere

Симптоматическая

Symptomatic

11

37,9%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

Генерализованная форма

Generalized form

Симптоматическая

Symptomatic

8

25,8%

Эпилепсия неизвестной этиологии

Epilepsy of unknown origin

1

3,2%

 

Анализ эффективности МР проводили с использованием табличного метода оценки психомоторного развития (ПМР) детей [7], шкалы развития макромоторики Cat/Clams (Gross Motor Milestone Scale/Cognitive Adaptive Test And Clinical Linguistic Auditory Milesetone Scale) [8].

Полученные результаты были статистически обработаны с использованием пакета прикладных программ «IBM SPSS Statistics v. 23». Достоверность результатов при сравнении непараметрических величин оценивали с помощью таблиц сопряжённости по тесту χ2 Пирсона. Были проанализированы следующие показатели: средние арифметические значения (М ± m) и их стандартные отклонения (SD), медиана и квартили (Me [Q1; Q3]). Вся разница считалась статистически значимой при p < 0,05.

Исследование выполнено неинвазивным методом в соответствии с этическими нормами Хельсинкской декларации (2013 г.) при информированном добровольном согласии родителей (законных представителей) пациентов.

Результаты

По результатам видео-ЭЭГ-мониторинга клинической экзацербации (развития эпилептических припадков) на фоне МР и в течение месяца по её окончании не выявлено ни в одном случае.

Увеличение индекса эпилептиформной активности без возобновления приступов встречалось очень редко в 1-й и 3-й группах, чаще — во 2-й и 4-й группах (табл. 3).

 

Таблица 3. Динамика ЭЭГ на фоне МР в исследуемых группах / Table 3. Changes on EEG recordings after medical rehabilitation in the study groups

Группа

Group

Стабилизация

Stabilization

Ухудшение

Deterioration

n

%

n

%

1 (n = 31)

30

96,8

1

3,2

2 (n = 32)

30

93,8

2

6,3

3 (n = 31)

30

96,8

1

3,2

4 (n = 29)

26

89,7

3

10,3

 

Мы сравнили паспортный возраст пациентов и возраст по оценочной таблице ПМР ребёнка до и после проведения МР. Отставание пациентов в ПМР от возрастной нормы отмечено во всех группах, наименьшее — в 3-й группе (рис. 1).

 

Рис. 1. Средний паспортный возраст (светлые столбики) и возраст по оценочной таблице ПМР (тёмные столбики) до курса МР у пациентов исследованных групп. / Fig. 1. Mean chronological age (light columns) and age according to the scale of psychomotor development of the study patients, before the medical rehabilitation.

 

На рис. 2 представлены данные сравнения ПМР по оценочной таблице ПМР пациентов до и после МР. На графике отчётливо прослеживается меньшая степень дефицитарности детей 3-й группы и усугубившиеся на фоне положительной динамики в 1–3-й группах показатели ПМР детей 4-й группы.

 

Рис. 2. Возраст по оценочной таблице ПМР до (светлые столбики) и после (тёмные столбики) курса МР у пациентов исследованных групп. / Fig. 2. Patient age according to the scale of psychomotor development before (light columns) and after (dark columns) the medical rehabilitation in the study groups.

 

При сравнении показателей развития пациентов по оценочной таблице ПМР до реабилитации и после её проведения отмечено статистически значимое (p = 0,001) их улучшение (табл. 4).

 

Таблица 4. Различия в показателях ПМР в исследуемых группах до и после курса МР (мес) / Table 4. Changes on psychomotor development after medical rehabilitation in the study groups (month)

Группа

Group

ПМР

Минимум

Minimum

Максимум

Maximum

М ± m

SD

Me [Q1; Q3]

χ2

Pearson

1–3 (n = 94)

До МР

Before medical rehabilitation

3

8

5,16 ± 0,17

1,61

5,00 [4, 00; 6, 00]

0,000

После МР

After medical rehabilitation

4

20

8,90 ± 0,43

4,16

9,00 [5, 00; 11, 00]

1 (n = 31)

До МР

Before medical rehabilitation

3

8

5,00 ± 0,25

1,39

5,00 [4, 00; 5, 00]

0,000

После МР

After medical rehabilitation

4

20

7,94 ± 0,75

4,18

6,00 [4, 00; 11, 00]

2 (n = 32)

До МР

Before medical rehabilitation

3

8

5,06 ± 0,33

1,85

5,00 [3, 00; 6, 75]

0,000

После МР

After medical rehabilitation

4

17

7,78 ± 0,66

3,71

8,00 [4, 00; 11, 00]

3 (n = 31)

До МР

Before medical rehabilitation

3

8

5,42 ± 0,28

1,59

5,00 [4, 00; 7, 00]

0,012

После МР

After medical rehabilitation

4

19

10,97 ± 0,70

3,88

10,00 [8, 00; 15, 00]

4 (n = 29)

До МР

Before medical rehabilitation

3

8

5,28 ± 0,30

1,60

5,00 [4, 00; 7, 00]

0,000

После МР

After medical rehabilitation

4

8

6,00 ± 0,30

1,60

6,00 [4, 00; 8, 00]

 

Во всей реабилитационной группе при анализе выявлена статистически значимая разница в положительной динамике ПМР (p = 0,004), улучшение в 3-й группе статистически значимо выше, чем в 4-й (p = 0,001), 1-й (p = 0,018) и 2-й (p = 0,028) группах.

Параллельно проводилась оценка динамики показателей ПМР на фоне МР в зависимости от локализации очага эпилептической активности и распространённости её по конвекситальным проекциям.

При сравнении «табличного возраста» ПМР до и после МР с учётом локализации эпилептического очага (рис. 3) при всех локализациях эпилептического очага была положительная динамика во всех исследованных группах, при правополушарной проекции и генерализованной форме динамика в этих группах была наиболее отчётливой.

 

Рис. 3. ПМР пациентов по оценочной таблице ПМР (мес) с различной локализацией очага эпилептической активности и её распространённостью по конвекситальным проекциям до и после МР. 1 — в 1–3-й группах до МР; 2 — в 1–3-й группах после МР; 3 — в 4-й группе до МР; 4 — в 4-й группе после МР. / Fig. 3. Patient psychomotor development according to the scale of psychomotor development (months) with different locations of the epileptic focus and its distribution along the convex surface, before and after medical rehabilitation. 1 — in groups 1–3 before medical rehabilitation; 2 — in groups 1–3 after medical rehabilitation; 3 — in group 4 before medical rehabilitation; 4 — in group 4 after medical rehabilitation.

 

При сравнении показателей развития макромоторики по шкале Gross Motor Milestone Scale (GMMS) [8] отмечена положительная динамика во всех группах, наиболее показательная в 3-й группе, где она была статистически значимо выше, чем в 1-й (p = 0,041), 2-й (p = 0,019) и 4-й (p = 0,001) группах (рис. 4). Результаты в 1-й и 2-й группах были достоверно выше, чем в 4-й группе (p = 0,029 и p = 0,007 соответственно). Положительная динамика по шкале развития макромоторики оказалась наиболее выраженной в группе пациентов с правополушарной локализацией и генерализованным присутствием эпиактивности (p = 0,014 и p = 0,001 соответственно).

 

Рис. 4. Показатели развития макромоторики по шкале Gross Motor Milestone Scale (GMMS) Cat/Clams до МР (светлые столбики) и по её окончании (тёмные столбики). / Fig. 4. Indicators of gross motor development based on the Gross Motor Milestone Scale (GMMS) CAT/CLAMS before medical rehabilitation (light columns) and after (dark columns).

 

Заключение

По мнению Т.Т. Батышевой и соавт., при наличии частых текущих приступов МР не должна проводиться до достижения ремиссии хотя бы в течение 3 мес. В первую очередь возникает необходимость в подборе адекватной противосудорожной терапии и стабилизации состояния пациента [3, 9]. Р.Б. Кенжегулова считает, что наличие эпилептических приступов не является противопоказанием для проведения реабилитационных мероприятий [5].

В нашем исследовании, как и по нашим данным 2012 г., мы подтвердили безопасность назначения методов прикладной кинезотерапии в сочетании с массажем детям с двигательными и психическими нарушениями в сочетании с эпилепсией при сроке клинической ремиссии от 3 мес [10]. По нашему мнению, ранняя реабилитация позволяет эффективно компенсировать нарушения моторных функций и снизить возможность формирования грубых двигательных дефектов, приводящих к инвалидизации и нарушению социального статуса пациентов.

Комплексность в планировании и назначении курса МР определяет наибольшую её эффективность.

Выявлены взаимосвязь локализации очага и распространённость эпилептической активности по конвекситальным проекциям с прогнозом МР. Он лучше при правополушарной локализации и генерализации, хуже — при левосторонней локализации и мультифокальности. При мультифокальности реакция на реабилитационные мероприятия и прогноз наихудшие.

Увеличение индекса эпилептиформной активности на ЭЭГ без признаков клинического ухудшения требует более внимательного контроля за пациентом, но, тем не менее, не является причиной для полной отмены реабилитационных мероприятий.

×

About the authors

Elena A. Bukreeva

Scientific and Practical Center for Specialized Assistance for Children named after N.V. Voyno-Yasenetsky; Pirogov Russian National Research Medical University

Author for correspondence.
Email: annaly-nevrologii@neurology.ru
ORCID iD: 0000-0001-7660-4933

Head, Department of physiotherapy exercises, assistant, Department of rehabilitation and physiotherapy, Faculty of additional professional education

Russian Federation, Moscow; Moscow

Tatyana A. Sednenkova

Scientific and Practical Center for Specialized Assistance for Children named after N.V. Voyno-Yasenetsky; Pirogov Russian National Research Medical University

Email: annaly-nevrologii@neurology.ru
ORCID iD: 0000-0001-6089-2045

physician, Department of physiotherapy exercises, assistant, Department of rehabilitation and physiotherapy, Faculty of additional professional education

Russian Federation, Moscow; Moscow

Aleksander V. Kalyuzhny

Pirogov Russian National Research Medical University

Email: annaly-nevrologii@neurology.ru
ORCID iD: 0000-0002-2222-449X

physiotherapy doctor, Russian Children's Clinical Hospital

Russian Federation, Moscow

Gayane A. Osipova

Scientific and Practical Center for Specialized Assistance for Children named after N.V. Voyno-Yasenetsky

Email: annaly-nevrologii@neurology.ru
ORCID iD: 0000-0001-6453-0930

neurologist

Russian Federation, Moscow

Pavel L. Sokolov

Scientific and Practical Center for Specialized Assistance for Children named after N.V. Voyno-Yasenetsky

Email: annaly-nevrologii@neurology.ru
ORCID iD: 0000-0002-0625-1404

D. Sci. (Med.), leading researcher

Russian Federation, Moscow

Elena Yu. Sergeenko

Scientific and Practical Center for Specialized Assistance for Children named after N.V. Voyno-Yasenetsky; Pirogov Russian National Research Medical University

Email: annaly-nevrologii@neurology.ru
ORCID iD: 0000-0001-7882-1317

D. Sci. (Med.), Prof., main researcher, Scientific department, Dean, Faculty of continuing professional education, Head, Department of rehabilitation and physiotherapy

Russian Federation, Moscow; Moscow

Natalya V. Chebanenko

Russian Medical Academy of Continuous Professional Education

Email: annaly-nevrologii@neurology.ru
ORCID iD: 0000-0002-7231-0249

Cand. Sci. (Med.), Associate Professor, Department of pediatric neurology

Russian Federation, Moscow

Olga A. Laysheva

Pirogov Russian National Research Medical University; Russian Children's Clinical Hospital, Pirogov Russian National Research Medical University Moscow

Email: annaly-nevrologii@neurology.ru
ORCID iD: 0000-0002-8084-1277

D. Sci. (Med.), Prof., Department of rehabilitation, sports medicine and physical education, Head, Medical Rehabilitation Center, Russian Children's Clinical Hospital

Russian Federation, Moscow; Moscow

References

  1. Batysheva T.T., Platonova A.N., Bykova O.V Epileptic syndromes in child-ren with cerebral palsy. Epilepsia i paroksizmalʹnye sostoania. 2011;3(2):10–14. (In Russ.)
  2. Murtazina T.K. Epilepsy. Modern rehabilitation measures and their impact on the vital activity of sick and disabled people. Thesis dis. ... Cand. Sci. (Med.). St. Petersburg, 2013.
  3. Batysheva T.T., Platonovа A.N., Bykova O.V. et al. The physical rehabilitation of children with movement disorders associated with epileptic seizures. Detskaya i podrostkovaya reabilitatsiya. 2016;(1):12–16. (In Russ.)
  4. Sokolov P.L. Cerebral palsy — disontogenesis and rehabilitation. Moscow, 2012. 158 p. (In Russ).
  5. Kenzhegulova R.B. Rehabilitation problems for children with epilepsy. Kazakh Journal of Physical Medicine & Rehabilitation. 2020;(1):17–24. (In Russ). doi: 10.52889/2708-4167-2021-1-34-23-30.
  6. Mukhin K.Yu., Petrukhin A.S., Mironov M.B. Epileptic syndromes. Diagnosis and therapy. Reference guide for physicians. Moscow, 2008. 223 p. (In Russ.)
  7. Accardo P.J., Capute A.J. The capute scales: Cognitive Adaptive Test and Clini- cal Linguistic Auditory Milesetone Scale (Cat/Clams). Baltimore, 2005. 115 p. doi: 10.1177/0883073807300318.
  8. Capute A.J., Accardo P.J. The infant neurodevelopmental assessment: a clini- cal interpretive manual for CAT-CLAMS in the first two years of life, part 1. Curr Probl Pediatr. 1996;26(7):238–257. doi: 10.1016/s0045-9380(06)80061-7. PMID: 8889388.
  9. Bykova O.V., Platonova A.N., Balkanskaya S.V., Batysheva T.T. Cerebral palsy and epilepsy — approaches to treatment and rehabilitation. Zh Nevrol Psikhiatr Im S S Korsakova. 2012. (7 Pt 2):64–70. PMID: 23330195. (In Russ.)
  10. Bukreeva E.A., Ayvazyan S.O., Laisheva O.A. Complex method of therapeutic gymnastics in children at an early age age with epilepsy, accompanied by impaired the function of movement. Detskaya bol’nitsa. 2012;(2):46–51. (In Russ.)

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Fig. 1. Mean chronological age (light columns) and age according to the scale of psychomotor development of the study patients, before the medical rehabilitation.

Download (84KB)
2. Fig. 2. Patient age according to the scale of psychomotor development before (light columns) and after (dark columns) the medical rehabilitation in the study groups.

Download (63KB)
3. Fig. 3. Patient psychomotor development according to the scale of psychomotor development (months) with different locations of the epileptic focus and its distribution along the convex surface, before and after medical rehabilitation. 1 — in groups 1–3 before medical rehabilitation; 2 — in groups 1–3 after medical rehabilitation; 3 — in group 4 before medical rehabilitation; 4 — in group 4 after medical rehabilitation.

Download (48KB)
4. Fig. 4. Indicators of gross motor development based on the Gross Motor Milestone Scale (GMMS) CAT/CLAMS before medical rehabilitation (light columns) and after (dark columns).

Download (70KB)

Statistics

Views

Abstract: 194

PDF (Russian): 81

Article Metrics

Metrics Loading ...

Dimensions

PlumX


Copyright (c) 2022 Bukreeva E.A., Sednenkova T.A., Kalyuzhny A.V., Osipova G.A., Sokolov P.L., Sergeenko E.Y., Chebanenko N.V., Laysheva O.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies